НЕВЫДУМАННЫЕ ИСТОРИИ

Ещё интересней случай произошёл в Богородском доме-интернате (тоже Пермская область), куда мы поехали с Замбарией Даутовой и Зульфиёй Зинатовой. Праздничный день 1 мая, поэтому как обитателей, так и персонала немного, все легко разместились на стульях и креслах в холле. Я начинаю рассказывать о «Букетах Сибири» и полынных сигарах. Это уже не первая моя презентация в Октябрьском районе, поэтому мои спутницы уже сами многое знают. Как обычно, предупреждаю, что гипертоникам помочь сразу не могу, надо сначала сбросить давление, и что помогают полынные сигары в 80-90% случаев.

За решёткой, увешанной кашпо с пышно вьющимися цветами, сидит довольно грузная, очень пожилая женщина. Ей плохо видно из-за цветов, она сильно наклоняется вперёд, опираясь на трость. Я зову: «Бабушка, Вы пересаживайтесь к нам поближе, Вам ведь будет плохо видно и слышно». Она в ответ: «Что ты, доченька, я теперь встану, когда обедать позовут (а всего-то 11 часов!), мне очень тяжело вставать».

Я предлагаю своим ассистенткам занять аудиторию, сама направляюсь к бабушке. Зовут её баба Аня, она очень одинока. Дочь умерла, внуки с семьями живут в Новосибирске. Спрашиваю, что с ногами – оказалось, болят уже много лет, особенно от колена до подошвы, как будто железными обручами кто-то их сдавливает. Интересуюсь давлением – в норме. Жизнерадостно сообщаю, что сейчас ей помогу. Она отвечает: «Что ты, доченька, мне уже никто не поможет, мне 81 год». Уговариваю – ведь хуже не будет. Разжигаю сигару, убираю в сторону трость и начинаю греть безымянный и средний пальцы левой руки бабы Ани. Конечно, предпочтительнее греть самостоятельно. Но я уже писала, как надо работать с детьми и стариками: надо держать сигару близко, чтобы обязательно прогреть, и быстро двигать, чтобы не обжечь. Тут поле деятельности большое, целых два пальца, стараюсь прогревать интенсивно.

Проходит 10 минут. Спрашиваю, есть ли какие-то новые ощущения. «Нет»- отвечает. Ещё несколько минут – и тот же ответ. Мне трудно скрыть разочарование и огорчение: уж очень хотелось помочь, а бабушка попала в эти несчастные 10-20%. Безо всякой надежды спрашиваю: «Неужели нисколько не стало ногам теплее?» и слышу: «Что ты, деточка, ногам даже горячо!». Смеюсь: «А что же Вы говорили, что ничего не чувствуете?». Баба Аня тоже улыбается: «Я думала, что взлечу, а вот всё ещё сижу». Предлагаю ей встать, она с недоверием, но довольно легко встаёт без трости, удивлённо комментирует, что ничего у неё не «скрыпит»… Идёт в общий кружок, обходит его, подбоченясь, и восклицает: «Девоньки, а ведь ничего не скрыпит!». Все ей аплодируют.

Я же, заменив ассистенток, продолжаю рассказ об удивительных наблюдениях древних китайских мудрецов – как, воздействуя массажем, прогреванием или иглоукалыванием на определённые зоны и точки на руке, можно снимать боль в разных частях человеческого организма. Краем глаза вижу, как, озираясь, словно ребёнок, который хочет тайком что-то натворить, баба Аня направляется к своему креслу, почти скрытому ото всех решёткой с цветами. Делаю вид, что не замечаю её уловок, но мне любопытно: что же она задумала? Достаточно хорошо спрятавшись, баба Аня… приседает! С удовлетворённым видом выходит из своего укрытия, довольно резво приближается ко мне и вдруг сжимает меня в своих мощных объятиях (по весу она превосходит меня примерно вдвое): «Доченька, умница, красавица, мне уже давно не было так хорошо! Смотри, что я умею» - и демонстрирует своё умение приседать, снова срывая аплодисменты аудитории.

Узнав, что сигары можно купить тут же, у моих спутниц, баба Аня заявляет: «Куплю сразу пять штук и буду по три раза в день греть пальцы!» Я пугаюсь: «Что Вы, баба Аня! При всей кажущейся простоте это очень сильная процедура. Это физиолечение, можно только один раз в день, максимум 10 дней, потом месяц перерыв!»

Баба Аня разочарована, но я её успокаиваю, пообещав, что через 10 дней ей уже будет намного легче двигаться… Откровенно говоря, я тронута до слёз – очень приятно чувствовать себя волшебницей!