Прошёл почти год со дня знакомства с полынной сигарой. За это время Владимир Иванович научил меня снимать головную и зубную боль, регулировать дыхание при подъёме по лестнице или беге, снимать боль в сердце и в печени… Наконец я решилась рассказать ему о беде с моей дочерью. Столь деликатную тему  не так просто обсуждать с мужчиной, но проблема была серьёзной, а медики помочь не могли.  У дочери были очень болезненные критические дни, она так рассказывала о своих ощущениях: «Во мне как будто надувают шар, он становится твёрдым и на всё давит». Она была очень бледной, боли были невыносимые, и первый день приходилось проводить в постели. Вердикт медиков был удивительным: такое у девочек бывает, выйдет замуж, родит ребёнка, всё пройдёт. Это в конце ХХ века, когда ученые изучают космос, морские глубины, а детям помочь не могут. Девочке 13 лет, сколько же ей ждать рождения ребёнка?

Владимир Иванович сказал: «Диагноз я поставить не могу, даже если медики не могут определить причину… Понятно, что что-то есть, какой-то непорядок в женских органах. Я тебя научу, что надо делать, когда не определён диагноз. Это единственная процедура с полынной сигарой, когда больному должен кто-то помочь. Он лежит на животе, а помощник прогревает полынной сигарой его позвоночник, от шеи до копчика. Сигару ведёт очень медленно поперёк позвоночника на три сантиметра вправо и влево, постепенно передвигаясь поступательными движениями вниз. Больной постоянно должен чувствовать тепло. Если не чувствует, то останавливает прогревающего, это значит, что в конкретном месте позвоночника находится энергетическая пробка, нарушена связь внутренних органов с мозгом. Это место необходимо интенсивно прогреть, пока не почувствуется тепло, потом следовать дальше. Таких пробок может быть несколько,  их все необходимо прогреть. За один сеанс позвоночник прогревается один раз. Всего сеансов проводится семь, после трехнедельного перерыва ещё семь, и так полгода. Проводить процедуру лучше на ночь, после этого тепло укрыться. Если невозможно вечером, то хотя бы час после этого не выходить на улицу».

Мы начали в перерыве между месячными прогревать позвоночник. Я относилась поначалу к этому довольно скептически. В первый день определилось три места, где не чувствовалось тепло, эти места прогрели до ощущения тепла. Поверила я на второй день, когда Галина сказала «Стоп!» в тех же самых местах: значит, неспроста это. На третий день одну энергетическую пробку проскочили. На пятый останавливались только раз, на шестой весь позвоночник прошли без помех. На седьмой день не получилось прогревать, так сложились обстоятельства. Утром я решила позвонить Владимиру Ивановичу, узнать стоит ли это делать теперь, на восьмой день, или уже в следующем месяце начинать новый цикл. Его не оказалось в городе, мы так и не прогрели в седьмой раз. И больше не делали этого ни разу! Хотя речь шла о шести месяцах, но нам даже не пришлось об этом вспомнить – всё нормализовалось, боли исчезли. Учитывая, что было три энергетических пробки, мы вместе с основной проблемой попутно решили ещё какие-то две, которые пока не проявлялись столь явно.

Дочь, в свою очередь, тоже прогревала мне позвоночник, и тоже всего шесть дней. У меня было две энергетических пробки, обе исчезли на пятый день (с каждым днём время прогревания до появления чувствительности уменьшается). Какие болезни удалось победить, я не знаю, но у меня исчезли боли в спине, донимавшие меня уже несколько лет: спустя 10-15 минут работы в наклон (например, подметала пол или полола грядки) очень трудно было разогнуться. Причина неизвестна. А тут исчезли боли, как не бывало!